История Dewitt

История DewittОн носит титул графа и состоит в родстве с величайшими фамилиями мира, однако удивительно обаятелен и прост в общении. Знакомьтесь, Жером де Витт – основатель, владелец и президент часовой компании De Witt. Казалось бы, что еще нужно человеку, выросшему в аристократическом окружении и с детства обласканному судьбой? Выяснилось, что собственных часов.

Все началось с того, что граф Жером де Витт организовал в 2003 году часовую марку, придумал философию и дизайн первых часов, и вскоре его грандиозные труды были оценены с той стремительностью, на которую вообще способен часовой мир тихой и трудолюбивой Швейцарии. К примеру, Tourbillon Differentiel Academia работы мастеров компании De Witt в 2005 году победил в номинации «Инновации» в Grand Prix d`Horlogerie de Geneve, главной часовой премии мира. Вместе с Жеромом де Виттом уникальные часы создает превосходная команда: у него работает бывший президент Vacheron Constantin КлодДаниэль Проллокс, энергичный Паскаль Бранд, трудившийся ранее в Officine Panerai и Vacheron Constantin, а также видные специалисты из часовой мануфактуры Patek Phillipe. Мы встретились и побеседовали с Жеромом де Виттом на выставке ювелирных украшений и часов Jewellery Arabia 2008, состоявшейся в Бахрейне в конце прошлого года.

Как появился бренд De Witt?

Нельзя рассказать о бренде, не обмолвившись об исторических корнях. De Witt – это не бренд в прямом понимании смысла этого слова. Мы создавали бренд, связанный с моим прошлым и моим образованием, поэтому у него богатая история. Я, например, представляю пятое поколение семьи Наполеона Бонапарта. Кроме того, у меня есть и русские корни. Но, это уже от моего отца. Де Витты – это голландская семья, и в 1740-х годах в ней были казнены двое братьев. Им отрубили головы. Куда могла податься семья? Во Францию или Англию? Тогда это было невозможно из-за политической ситуации в Европе. Поэтому семья решила, что нужно ехать либо в Германию, либо в Россию. Выбор пал на Россию. С 1748 до 1919 года члены семьи Де Витт жили в России. Среди них было немало людей. Взять хотя бы фигуру царского министра Витте, одного из самых заметных моих родственников. Сергей Юльевич Витте многое сделал для государства российского, последовательно занимая посты то министра путей сообщения, то министра финансов. Министра Витте наравне с другими русскими Виттами (а они начали служить России приблизительно с эпоху Александра I) я могу справедливо причислить к своим российским предкам.

Мой отец был офицером царской армии и служил в ней во времена Первой мировой войны и революции 1917 года. Он был страстным коллекционером часов. В 1919 году отец покинул Россию, так как всю жизнь боялся коммунистов, а остальные члены семьи Витте остались. Мой дядя возглавил конюшни, в которых выращивались лошади для кавалерии Красной Армии после революции, а затем восстанавливались знаменитые русские конные породы – ахалтекинцы, орловские рысаки и другие. Он достиг больших успехов в этом деле. Во многом благодаря моему дяде, русские породы скаковых лошадей в XX веке снова заняли свое почетное место в мировых скачках.

А с другой стороны моей родословной – Наполеон и его сестра Каролина Мюрат (именно этой женщине, КаролинеАннонсиаде Мюрат, жене генерала Йохима Мюрата, великий Бреге посвятил свои часы, которые в современное время более известны как Reine de Naples, или «Королева Неаполя»). Моя мать была последней из рода Наполеона Бонапарта, а мое полное имя звучит как Жером Наполеон де Витт. Вы знаете, я чувствую большую ответственность, будучи потомком таких именитых династий, а благодаря многочисленным бракам среди особ королевской крови, сегодня я прихожусь кузеном представителям практически всех правящих домов Европы. Более того, после нескольких моих браков, породнивших меня и с Италией, и с Испанией, и с другими странами, я не могу сказать, что я – француз. Я – просто европеец. Но, всё же, я – Де Витт и страстный коллекционер часов и уникальных произведений искусства. Мне достались по наследству огромные коллекции как Де Виттов, так и Наполеонов. Например, у меня есть часы, принадлежавшие самому Наполеону Бонапарту. И вот однажды я приехал в Базель, посмотрел на представленные вокруг швейцарские часы, и сказал себе: «Как это здорово! Наверное, это очень интересно – создавать часы?». И я решил выпустить свою первую именную коллекцию.

Вот так запросто, решили стать часовщиком?

Да, и начал делать первые эскизы от руки, чтобы понять, какими я хочу видеть свои часы. Я создал бренд De Witt в 2003 году, и сразу все сказали, что он отличается от других. Почему? Я думаю, что все дело в моем прошлом, в моем воспитании и тех ценностях, которые хранились в моей семье. Я решил задекларировать эти ценности в моих часах, в дизайне, который нравится лично мне. Меня всю мою жизнь окружали красивые вещи, такие, как Faberge. Вот вам еще пример из моей жизни. Ваша российская императрица Екатерина II была немкой по происхождению, это известный факт. И вот она как-то подарила своему возлюбленному графу Орлову полный набор столового серебра, который включал в себя блюда, и тарелки, и чаши, и кубки, и многое другое. Некоторые сохранившиеся предметы из этого сервиза хранятся в петербургском Эрмитаже, а некоторые – у нас дома, доставшись по наследству от Де Виттов. Поверьте мне, это очень интересно, пользоваться вещами, которые когда-то служили царским особам. Для меня это означает, что культура не имеет границ. И если в вас есть чувство прекрасного, вы, даже не будучи дизайнером по образованию, можете создавать прекрасное вокруг себя.

Если вы возьмете часы с бриллиантами из моей коллекции, вам они могут показаться немного сумасшедшими, но я их сделал, потому что посчитал, что такое тоже возможно, и на такие часы найдутся свои потребители. Я считаю, что в жизни все возможно, вы просто должны попробовать и обязательно добьетесь успеха.

Добиться признания покупателей и коллег по цеху...

Полагаю, что мои неординарные поступки привлекали немало внимания. Например, вот эти часы (показывает одну из моделей на витрине) я сделал после того, как ко мне обратился принц Монако Альберт. Он сказал, что ему нужны особые часы, которые будут проданы на благотворительном аукционе. Я согласился сделать такие часы и сказал, что в 2008 году, где-то в феврале-марте я вручу их ему. На что он мне возразил, отметив, что часы нужны к сентябрю 2007 года. Я ответил, что это невозможно, на что он заявил, что я должен постараться, раз мы хорошие друзья, и это необходимо для благих целей. Я сказал: «Хорошо, у меня есть идея. Я пришлю тебе пустую стеклянную коробку и приложу к ней описание новых часов. Собственно пустая коробка с описанием и будет продана с аукциона». Вы, наверное, догадались, что принц Альберт назвал меня сумасшедшим. Но я был уверен, что нас ждет успех. В результате, просто пустую стеклянную коробку, и описание новых часов мы продали за 400 тысяч евро, которые ушли на благотворительность. Даже эскиза часов тогда еще не было! Принц Альберт не ожидал такого, 400 тысяч – это очень большая сумма за «неизвестно что». А в марте 2008 года, как и было обещано, я изготовил эти часы, которые полностью соответствовали описанию на коробке. Я отправился в Китай, чтобы лично вручить их покупателю, заплатившему на аукционе такую сумму. Он страшно обрадовался и выставил часы в витрине своего магазина с табличкой «Не для продажи», чтобы продемонстрировать всем свое приобретение. И, естественно, в тот же день, к нему подошел человек, пожелавший купить эти часы. Первый покупатель долго не соглашался продавать их, но, в конце концов, когда предложенная цена достигла определенных пределов, сдался. И продал их. Все произошло в один день. Вот в таких эпизодах можно увидеть, чем отличается бренд De Witt от других часовых марок. Я не хочу никакой лжи в своей работе. Мои часы – это всегда одна часовая компания, производящая их от «А» до «Я», причем за каждую часовую единицу полностью отвечает один часовой мастер. Он делает и полировку, и сборку, и все другие необходимые операции.

Сколько в среднем на это уходит времени?

От трех недель до одного месяца для изготовления простой модели и до восьми месяцев, если речь идет о сложных часах.

Будучи наследником столь именитых фамилий, Вы, наверняка, увлекаетесь чем-то еще, кроме часов?

Конечно. Я уже говорил, что являюсь страстным коллекционером. Кроме того, я люблю лошадей, и развожу русских борзых. И это тоже часть воплощенной мечты. Вы не можете жить на свете без мечты, потому что такая жизнь будет безрадостной. За каждыми моими часами стоит мечта и целая история. Вот, взгляните на эти часы, знаете, что это?

Нет.

Однажды в Милане я купил себе очки, а потом мне нужно было уменьшить в них стекла. Я сделал это во Франции, но когда я получил счет за работу, то ужаснулся – сумма была непомерно большой. Но мне ответили: «Нет, все верно». Я полетел обратно в Милан, чтобы выяснить, в чем дело. И оказалось, что при изготовлении стекол моих очков были использованы мельчайшее частицы натурального золота, как это бывает при производстве хрусталя, когда золотую пыль добавляют в расплавленную стеклянную массу. Мы взяли этот метод на вооружение и нарезали такое стекло тончайшими платинами, приблизительно 0,2 миллиметра. И потом отполировали их. Таким образом, получилось, что внутри стекла, защищающего циферблат у нас – золотая пыль. И это один из моих экспериментов, потому что я постоянно мечтаю. И все, что я вижу вокруг себя, доставляют мне колоссальное удовольствие.

Господин Де Витт, имея в роду сильные русские корни, Вы наверняка имеете собственное суждение о сегодняшней России...

Мои чувства просты. Я помню, как мой отец говорил по-русски, но сегодня он не смог бы, наверное, говорить с русскими людьми на одном с ними языке. Даже слова и интонации тогда были совсем другими. Но до сих пор Россия – это, прежде всего богатейшая культура. Второе, когда в начале прошлого столетия в 1914 году Россия была так же сильна, как США в экономическом плане, все говорили, что в 1920 году Россия превзойдет Штаты по всем показателям. Но сложилось иначе. Я не хочу говорить о революциях, политике или идеологии. Россия – это могучая и очень умная страна, с хорошими и умными людьми, обладающими огромным потенциалом и нескончаемыми возможностями. При любых изменениях, происходящих в вашей стране, всегда находятся люди, которые становятся сильнее и могущественнее, благодаря сложившейся ситуации. Потому что реагируют быстрее остальных. Я думаю, что в ближайшие годы Россия вернет свою былую славу. Наверное, это во мне говорит половина моей русской крови. Я думаю, что ум и образованность русских людей никуда не исчезли, а возможности для творчества и созидания – есть и весьма большие. Уже скоро вырастет новое поколение русских людей, за которыми будет невозможно угнаться. Россия – богатейшая держава, и как только для всех людей будут открыты новые возможности, ваша страна станет очень сильной. Я совершенно уверен в блестящем будущем России, просто нужно немного времени.

Господин Жером, что Вы думаете о сегодняшней ситуации на рынке в целом, и о положении часовой отрасли, в частности?

Я думаю, что все зависит от того, как мы будем реагировать на происходящее. Экономическая ситуация в мире неоднозначная и пока невозможно сказать, что будет дальше. Но когда вы видите такие выставки, то понимаете, что люди по-прежнему думают о будущем и мечтают. А мечта – это сила жизни. Поэтому, у всех людей есть ценности, о которых стоит беспокоиться. Так, как мы это делаем в компании De Witt. Что касается часовой отрасли, то полагаю, что многое изменится. Наверное, не будет такого количества часовых брендов, но останутся лучшие и самые сильные.

Скажите, господин Жером, как Вам удалось привлечь сына (Валери возглавляет в De Witt отдел маркетинга и связей с общественностью) к семейному бизнесу? Ведь это так немодно у современной молодежи – идти по стопам отцов, а родителям, особенно если семья состоятельная – трудно научить детей, живущих в достатке, самим добиваться своих целей…

Мой сын начал свою карьеру вместе с появлением бренда De Witt в 2003 году, но затем по семейным обстоятельствам покинул компанию. Он занимался некоторое время компьютерным бизнесом, но, увидев рост De Witt и поверив в будущее марки, вернулся ко мне. Мне это приятно, как отцу, а сотрудники компании поняли, что в De Witt появился кто-то, кто после меня поведет бренд к успеху.

Я уверен в том, что молодым людям нужно давать шанс попробовать свои силы за пределами семьи. Если сразу настраивать сына или дочь на то, что ему или ей скоро нужно будет встать у руля семейной фирмы, поверьте мне, они никогда не придут к вам и не станут продолжать ваше дело. А уже если в семье несколько детей, то бывает очень трудно, когда один работает в компании отца, а другой – нет. Нужно быть очень внимательным, и гибко подходить к данному вопросу, ведь ни одному родителю в мире не хочется, чтобы его дети враждовали между собой. Я – отец шестерых детей, и мы с женой позволяем им жить своей жизнью. Когда мой сын сказал мне, что хочет вернуться в De Witt, я ответил согласием. Если кто-то еще из моих детей захочет присоединиться – добро пожаловать. Но я никого не заставляю, я предпочитаю услышать от них: «Папа, мы хотим работать в De Witt».

Купить точные копии швейцарских часов Dewitt