История Roger Dubuis

История Roger DubuisПрошло довольно много времени, прежде чем известный часовой мастер Роже Дюбуи добился большого и заслуженного успеха. В конце 1950-х годов после отличного окончания Женевской школы часовых мастеров 20-летний юноша Роже Дюбуи приступил к своей первой работе. Двадцать лет работы в различных женевских часовых мануфактурах обогатили его бесценным опытом и знаниями, которые позволили ему, уже известному специалисту по сложным часовым механизмам, открыть в 1980 году небольшую мастерскую по ремонту и реставрации часов. Дюбуи принимает заказы на разработку новых конструкций и деталей часов. Постепенно за ним закрепилась слава незаменимого специалиста по решению сложных технических проблем, и конструкторы многих женевских часовых Домов буквально обивали пороги его мастерской. Возможно, и теперь Дюбуи продолжал бы «таскать каштаны из огня» за довольно скромные гонорары, но судьба привела в его ателье Карлоса Диаса, часового мастера с обширным кругом знакомств среди коллекционеров.

В 1995 году Диас и Дюбуи, а также привлеченный ими часовой мастер взялись за разработку и изготовление собственных моделей часов. Они ориентировались на изготовление эксклюзивных моделей часов, способных заинтересовать клиентов Диаса. «Мы и сами не стремились к серийному производству», - вспоминает Роже Дюбуи, - а наши заказчики, по счастью, тоже мечтали о часах оригинальных. Один наш клиент дошел в своем стремлении обладать уникальными часами до крайности: мысль, что в первом классе самолета обнаружится человек с такими же часами на руке, как у него, приводила его в состояние панического ужаса. И мы решили никогда не выпускать одну модель в количестве, более 25 экземпляров». Участие Дюбуи в производстве часов, его опыт и авторитет мастера высочайшего класса, в конечном итоге, сыграли не последнюю роль в присуждении новым часам почетного «женевского клейма». Результаты, основанные на соблюдении всех канонов высочайшего часового мастерства, обернулись не только признанием коллег, но и ростом числа заказчиков, удовлетворенных отличным качеством новой марки. Будучи членом Gropement Genevois des Cabinotiers (Объединения женевских часовых мастеров экстра-класса), Дюбуи и сегодня уверен, что залог настоящего, непреходящего успеха часовой марки кроется исключительно в высочайшем качестве и надежности ее продукции. Партнеры не жалели и не жалеют средств на совершенствование технологии изготовления собственных часов: за исключением нескольких позиций, все детали часов Roger Dubuis обрабатываются только на собственных станках. На это не влияет даже то, что расходы на изготовление высокоточных деталей для малых серий оказываются очень значительными. Судя по впечатляющему парку новых станков, Диас и Дюбуи вновь готовы удивлять и радовать своих почитателей.

Маттиас Шулер – новый глава Roger Dubuis

Свои премьеры привезла в Россию мануфактура Roger Dubuis – новое приобретение Richemont Group. И представил их новый президент компании Маттиас Шулер, ранее отвечавший за производство на IWC.

Легко ли сменить дом с 140-летней историей на марку, существующую всего 14 лет? Почему Roger Dubuis решила завоевывать Россию именно сейчас? Маттиас Шулер уверен: какие бы трудности и задачи ни стояли перед компанией, ее главный козырь в одном – постоянном стремлении атаковать.

Господин Шулер, вы перешли на Roger Dubuis из IWC. Вы ощущаете разницу?

Конечно! Марке IWC – 140 лет. Такой возраст означает гораздо больше, чем запись на бумаге. За плечами бренда огромная история, очень много сделанного, сложившийся образ. IWC можно сравнить с живым организмом, который имеет свои устоявшиеся привычки, или с огромным поездом.

Даже если вы захотите что-то резко поменять, вся предыдущая история марки будет сопротивляться этому. Поэтому в работе на IWC ваша основная задача – поддерживать этот образ. Разумеется, развивать тоже, но развивать поддерживая. С Roger Dubuis ситуация принципиально другая. Это молодая марка, мануфактуре всего 14 лет, и она открыта для изменений. Здесь люди совсем другие, у них другая ментальность.

Разумеется, и позиционирование брендов совершенно разное. IWC – очень спортивные часы сегмента Haute Horlogerie. А Roger Dubuis – это хай-энд бренд с другим уровнем качества и другим уровнем цен. Это более сложные механизмы и одновременно гораздо более дизайнерская внешность.

IWC в своей основе более классические, предназначенные для постоянной носки. А Roger Dubuis – яркие, завораживающие. Это полностью другое позиционирование, восприятие покупателем.

Где в итоге проще и интереснее работать?

Я часто задаю этот вопрос себе. На IWC директор компании – очень операционная должность. Она больше техническая, во многом ориентирована на процессы, включает в себя много внутренней работы. Мне нравилось то, чем я занимался шесть лет на IWC.

Моя нынешняя работа больше ориентирована во вне компании. Она подразумевает множество поездок, встреч – с журналистами, ритейлерами, клиентами марки. Вы реально занимаетесь продвижением марки. Это две разные работы, и мне нравятся обе – и та, которая была, и сегодняшняя.

Марка Roger Dubuis до сих пор была слабо представлена в России. Почему? И почему вы решили выйти на российский рынок сейчас?

Кризис создает множество возможностей. Вы должны больше работать, чтобы различия между вашими и другими товарами были более очевидны. Ведь внимание людей переключается на более понятные им вещи, на более сильные марки. Мы считаем Roger Dubuis сильным брендом, у нас есть хорошая база и потенциал для роста.

В этом году наш бизнес прибавит по сравнению с прошлым. И для нас агрессивная позиция на рынке в кризис, пока многие компании ослаблены, означает использование шанса закрепить и развить успех прошлых лет. А что касается России, в прошлом году мы провели анализ: кто покупает наши часы в европейских городах.

Выяснилось, что среди этих людей очень много русских, и они часто спрашивали – где можно найти ваши часы в Москве? Поэтому мы приняли решение прийти ближе к покупателям. Партнерство с Richemont дало нам новые возможности, и теперь мы здесь. Я думаю, это очень удачный ход и для нас, и для покупателей, которые любят часы Roger Dubuis.

Приятно слышать ваши слова. Потому что когда мы обсуждаем вопросы рекламы, производители иногда говорят: «Мы почти не продаем часы в России, зачем мы будем там рекламироваться»? А между тем половина их покупателей в бутиках Женевы, Берлина или Дубая – русские. Но почему вы выбрали именно этот момент – сейчас не самое лучшее время для новых проектов?

Roger Dubuis присоединился к Richemont в сентябре прошлого года. Тогда же было принято решение обеспечить марке международное присутствие. Это означает, что мы должны быть представлены на ключевых рынках. Россия, без сомнений, является одним из них, и для бренда Roger Dubuis – особенно. Они просто созданы друг для друга.

Вы много работаете, многого достигаете и гордитесь своими достижениями. Это общая национальная черта. Причем, если взять часы, то в них вы одинаково цените и внешнюю красоту, роскошь, и техническую сложность механизма. Получается, что часы Roger Dubuis просто созданы для вас!

Это доказывает уже имеющаяся популярность марки в России, которая возникла несмотря на отсутствие магазинов. Ну а почему сейчас… Россия была и останется растущим рынком. Может быть, сейчас у вас есть какие-то проблемы, но они скоро закончатся.

И Россия вместе с Китаем останутся двумя ключевыми рынками. Чем раньше мы здесь закрепимся, тем больших успехов сможем добиться в будущем. Поэтому мы приняли решение начать экспансию именно с ваших стран. Представительство в Китае также открывается в этом году. Россия, Китай и Ближний Восток, где наш офис появился в январе, – ключевые направления для Roger Dubuis.

Пять лет назад Roger Dubuis был брендом сложных часов, затем превратился скорее в фэшн-марку. Сейчас каждый год в Женеве вы показываете несколько новых механизмов. То есть марка проделала путь от бренда сложных часов к фэшн, и затем опять к сложным моделям. Почему?

Мне сложно говорить про историю марки – я принял ее только год назад. Я могу сказать про текущую стратегию. Фундаментом бренда является техническое содержание, механизмы. Все 100% наших механизмов имеют маркировку Geneva Seal.

Это – знак высшего качества в часовом деле, стандарты которого способны выдержать совсем немногие компании. Многие пытаются – но мало у кого получается. Geneva Seal – наша важнейшая отличительная черта, и мы будем продолжать работать по этим стандартам.

Вторая точка нашего позиционирования – это дизайн. Мы будем сохранять дизайн как элемент, делающий модели Roger Dubuis уникальными. И третье – эксклюзивность. Наши часы никогда не будут массовыми, а все сложные модели выходят ограниченными сериями. Как я уже сказал, мы растем, но мы никогда не станем массовым брендом.

Техническое совершенство, уникальный дизайн и эксклюзивность – три камня нашей стратегии. И наше развитие будет идти в рамках этих направлений. Мы по-прежнему будем специализироваться на сложных часах.

Каждый год мы будем показывать новый механизм или новый модуль, а раз в два-три года – принципиально новое усложнение. Такой темп необходим для поддержания марки. Средняя цена наших часов– 35–40 тысяч евро.

Это непростой сегмент, вы должны постоянно доказывать свое право работать здесь, свою компетентность. Доказывать товарами и делами. И я рад, что у нас все получается. Например, в этом году мы сделали скелетонизированный механизм с двойным турбийоном.

Он выйдет серией из 25 экземпляров, а число заявок на эту модель намного выше. Потому что эти часы – шедевр как с точки зрения техники, так и с точки зрения дизайна. Подобные модели очень важны для нас, они подтверждают уровень компании.

Последние 6 месяцев многие марки столкнулись с отменой ранее сделанных заказов на дорогие эксклюзивные модели. Какая ситуация у Roger Dubuis?

Я не скажу, что у нас большой склад – прежде всего потому, что в этом году мы открыли много новых точек продаж. Да, мы также столкнулись с рядом отказов. Они касались старых моделей, но по новинкам, представленным в этом году, ни одного отказа пока не было.

И я не очень беспокоюсь об отказах: практика показала, что те часы все равно находят покупателя, а люди вносили предоплату 20%. Заработать 20% просто так, ничего не продавая, – не такой плохой бизнес!

Вы сказали о Geneve Seal как о важнейшей составляющей позиционирования марки. Вы считаете, эта маркировка действительно важна для часов? Patek Philippe в этом году отказался от нее...

Я не могу комментировать шаги Patek Philippe. Но в целом Geneve Seal – очень важный отличительный элемент часов. Чтобы такая маркировка появилась, механизм должен соответствовать очень жестким техническим и эстетическим критериям.

Сколько компаний в мире способны сделать часы, соответствующие таким стандартам? Единицы! Потому что это колоссальный труд: из 350 сотрудников нашей мануфактуры 40 человек занимается только декорированием, чтобы механизм смог заслужить эту печать! Так что часы с Geneve Seal всегда ценились и будут цениться как изделия высочайшего уровня.

По меркам отрасли 350 человек – большая компания. Предприятием какого размера лучше быть сейчас, в кризис, – большим или маленьким?

Я думаю, что лучше быть частью большой компании. Потому что сейчас как никогда важно иметь глобальную представленность по всему миру, чтобы распределять риски. И необходимо иметь хороший маркетинг, сильный бренд. Хотя вопрос не в количестве персонала: вы можете быть успешными, если у вас 50 человек и если несколькотысяч, как на Cartier. Основа успеха – сильная бизнес-идея: какой товар, для кого вы выпускаете и как продаете. Без хорошего товара успеха не будет.

Применительно к часам понятие «хороший товар» расплывчато. Часы – не самолет и даже не автомобиль, их сложно сравнить между собой и сказать, что вот эти лучше, быстрее, а эти хуже …

Да, часы нельзя сравнить напрямую, за исключением некоторых технических параметров. Но в том и состоит искусство часовщика, чтобы определить, что есть лучше, и суметь сделать это.

Кстати, Roger Dubuis выпускает все новые и новые механизмы. Но есть мнение, что старые механизмы лучше новых, потому что они прошли проверку временем.

За 14 лет существования Roger Dubuis был разработан 31 механизм. Последнее время мы показывали в среднем по три новых механизма в год. Такая скорость означает наличие особого опыта по разработке новых калибров. В том числе – определенного опыта по тестированию.

Мы проверяем все 100% механизмов на точность хода, и все наши часы соответствуют требованиям к хронометрам. С другой стороны, мы точно такое же внимание уделяем надежности. Есть ряд критериев, от которых зависит надежность, и мы очень внимательно относимся к ним.

Наши механизмы основаны на нескольких проверенных концепциях, а большой опыт конструирования позволяет предсказать, насколько надежной будет та или иная схема. И даже когда ошибаемся – это дает нам новый ценный опыт. Например, у нас действительно были проблемы с Double Tourbillon.

Мы остановили продажи и внесли изменения в конструкцию. Сейчас никаких нареканий на этот механизм нет. А мы, помимо качественного калибра, получили очень важный опыт проектирования. И скелетонизированный механизм, который выйдет в продажу в конце сентябре, основан на новой версии механизма.

Неделю назад на выставке в Гонконге одна китайская компания показывала механизмы с турбийоном ценой от 150 долларов, прозрачные калибры с сапфировыми платиной и мостами, многое другое. Как вы относитесь к китайскому часпрому?

Пока в Китае мало своего, в основном они занимаются копированием. В том числе – наших идей. Я думаю, если люди копируют ваши часы или ваши идеи, – это хорошо! Это как знак качества твоей работы: плохое копировать не станут. Китайцы научились копировать отдельные идеи, но они не могут повторить уровень качества в целом.

Да это и невозможно. Например, для сборки механизма часов, которые сейчас у меня на руке, требуется более 50 часов работы опытного мастера. Чтобы изготовить все детали – от 70 до 200 часов, и чтобы довести их до требуемого уровня качества – еще столько же.

Над каждыми часами трудится более 50 человек, причем это не дешевые работники, а мастера высшей квалификации. Поэтому копирование данной модели бессмысленно. Китайцы могут скопировать отдельные производственные процессы, но перенять все в целом невозможно.

И невозможно перенять дизайн, идеи, особенно те, которые еще не родились. Разработкой новых моделей на Roger Dubuis занимаются множество людей, и каждый из них – специалист высочайшего класса. Они имеют колоссальный опыт работы на Cartier, Chopard, других крупнейших компаниях. Я счастлив, что нам удалось собрать такую команду…

За прошедший год вы полностью сформировали свою команду или вам нужен кто-то еще?

Нет, не полностью. Перед нами стоят большие задачи по развитию розничной сети, и нам нужны хорошие специалисты в этом бизнесе, по созданию и организации работы бутиков. Также мы активно ищем и ряд других сотрудников.

Вы счастливый руководитель. Большинство менеджеров сейчас думают о том, как сократить персонал, а вы набираете…

Мы тоже сократили часть позиций. Физический объем производства падает, и нам не нужно столько технических работников. Поэтому штат головной компании уменьшился. А глобально по миру число сотрудников Roger Dubuis увеличилось.

Потому что есть направления, которые в кризис требуют усиления: маркетинг, дистрибуция, контроль качества. Без них в наше время нельзя. Требуются и новые разработки. Мир меняется, и компания должна меняться вместе с ним.

Можете ли вы предсказать, как изменятся часы в ближайшие 3–4 года, какие модели будут популярны?

Нет, но мы можем проследить и предсказать развитие каких-то трендов. Например, в материалах. Когда-то была популярна сталь, которая уступила место желтому, а затем розовому золоту. Движение в сторону драгоценных металлов достигло апогея, когда появились часы из платины и, у некоторых марок, из палладия.

Теперь мы наблюдаем рост интереса к функциональным современным материалам. Это керамика, карбон и ставшие модными в этом году варианты корпусов с интегрированными в них элементами из каучука.

Скорее всего, дальше появятся новые материалы и наверняка – новые смешения материалов. Другой тренд касается механизмов: налицо стремление дизайнеров и конструкторов обнажить работу механизма, показать красоту функционирования его отдельных частей.

Традиционные скелетоны открывают слишком много, но не добавляют ощущения процесса. Поэтому компании сперва обнажили отдельные части механизма – модуль календаря, хронографа. Затем появились новые скелетоны, призванные показать эстетику технических деталей, модели с сапфировыми мостами и платиной.

Думаю, что механизмы и дальше будут все более открытыми и более яркими, в них придет еще больше цвета. Но цвета не просто ради красок, а для того, чтобы подчеркнуть взаимосвязь узлов и деталей. Новые цвета появятся и в корпусах.

А какие марки будут иметь наиболее сильные позиции?

Те, кто проявит сейчас наибольшую активность. Например, Roger Dubuis. Не зря же мы с вами встречаемся в Москве! Ранее у нас были проблемы с Double Tourbillon. Мы остановили продажи и внесли изменения в конструкцию. Сейчас никаких нареканий на этот механизм нет. А мы, помимо качественного калибра, получили очень важный опыт.

Купить точные копии швейцарских часов Roger Dubuis